Второй сын иуды 4. Тайна избрания иуды. Фамарь и ее два сына

ИУДА

Второй сын иуды 4. Тайна избрания иуды. Фамарь и ее два сына

[евр.  ,   греч. ᾿Ιούδας; лат. Iudas], прав. (пам. в Неделю св. праотец), 4-й сын ветхозаветного патриарха Иакова от Лии, родоначальник одноименного колена Израилева; название территории вокруг Иерусалима и к югу от него – место обитания колена И.

Имя

В словах Быт 29. 35: «[Лия]… зачала и родила сына, и сказала: теперь-то я восхвалю Господа. Посему нарекла ему имя Иуда» – представлена народная этимология, в к-рой имя Иуда связано с глаголом   (корень  ) – восхвалять (ср. также игру слов в Быт 49.

8: «Иуда! тебя восхвалят братья твои»). В этом случае имя Иуда можно соотнести с формой 3-го лица ед. ч. муж. рода имперфекта породы хофаль   – «он будет восхвален». Эта традиционная этимология в XX в.

была поставлена под сомнение, в частности, из-за того, что в подобных формах должна происходить элизия звука       

Альтернативная этимология, возводящая имя Иуда к корню   была впервые выдвинута Э. Майером (Meyer. 1906). Слабым местом этой этимологии является то, что в евр. языке корень   представлен лишь в существительном   – слава, в то время как имя   предполагает образование от глагольного корня.

Обе этимологии рассматривают имя Иуда как теофорное, в котором конечное   представляет собой остаток теофорного элемента; т. о., имя Иуда означает либо «[Бог] да будет восхвален», либо «[Бог] да прославится» (ср. похожие варианты евр. имен в Библии: напр.,    и др.- подробнее: Hoop. 1997. P. 120).

Имя Иуда в Свящ. Писании носят помимо патриарха еще 6 чел., к-рые жили в послепленное время (упом. в Книге Ездры и Книге Неемии); в эпиграфике допленной эпохи муж. имя Иуда также неизвестно; в качестве географического названия (или этнонима) И. упоминается как в эпиграфике допленной эпохи, так и в месопотамских клинописных текстах VIII-VI вв. до Р. Х. (      – Weippert. 1976/1980. S. 200).

Согласно библейскому повествованию, территория И. названа по имени колена, а оно – по имени патриарха. Ряд зап. ученых XX в. (в т. ч.: Alt. 1953; Noth. 1954; Vaux.

1978), сомневаясь в достоверности библейских повествований, предполагали обратное развитие: от названия территории – к названию проживавшего на ней колена, а от него – к имени его прародителя-эпонима. Э. Липиньски, а также нек-рые др.

сторонники этой гипотезы предлагают радикально иную этимологию имени Иуда – от араб. wahda – ущелье (Lipiński. 1973).

История И. в кн. Бытие

Праотец Иуда. Икона из иконостаса Троицкого собора Ипатиевского мон-ря (КГОИАХМЗ)
Праотец Иуда. Икона из иконостаса Троицкого собора Ипатиевского мон-ря (КГОИАХМЗ) Среди сыновей Иакова И. предшествовали по старшинству Рувим (первенец Иакова), Симеон и Левий, однако в кн.

Бытие говорится о грехах старших братьев, и это указывает на то, что главным среди сыновей Иакова суждено стать именно И. Рувим «переспал с Валлою, наложницею отца своего» Иакова (Быт 35. 22), и потерял свое преимущество (Быт 49. 4).

Симеон и Левий обманом перебили жителей Сихема (Быт 34), восстановив против Иакова и его сыновей окрестные народы (Быт 34. 30), и потому были осуждены отцом (Быт 49. 5-7).

В повествовании об Иосифе (Быт 37-50) И. выступает на первый план по отношению к остальным братьям (исключая самого Иосифа). В Быт 37. 26-27 И. советует братьям не убивать Иосифа, а продать его иноземцам («что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем кровь его?») и этим спасает своему младшему брату жизнь. Раньше (Быт 37.

22) аналогичный совет («не проливайте крови; бросьте его в ров, который в пустыне») дает Рувим, также с желанием спасти Иосифа. В Быт 43. 8-9 И.

берет на себя перед отцом ответственность за судьбу Вениамина: «Я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицом твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни». В Быт 42.

37 Рувим говорит отцу почти то же самое: «Убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки; я возвращу его тебе». Такие варианты повествования нередко объясняют соединением 2 традиций. Сторонники гипотезы о наличии в Пятикнижии 4 источников полагают, что в источнике E (относящемся к т. н.

элохистической истории) ведущая роль среди братьев принадлежит Рувиму, в источнике J (относящемся к т. н. яхвистической истории) – И. (см., напр.: Skinner J. A Critical and Exegetical Comment. on Genesis. Edinb., 1930 2. P. 446, 473). В любом случае очевидно, что в Быт 37. 22, 42.

37 Рувим выступает как старший брат, ответственный перед отцом за благополучие семьи, между тем как в параллельных сценах (Быт 37. 26-27, 43. 8-9) роль старшего брата берет на себя И. В дальнейшем повествовании Рувим уже не упоминается как отдельное действующее лицо, главой братьев представлен И.: он от всех говорит с Иосифом (Быт 44. 16-34), к-рый после слов И. разрыдался и открылся братьям (Быт 45. 1-2); именно И. отец посылает оповестить Иосифа о приходе Иакова со всем его родом в Египет (Быт 46. 28).

И. в благословениях Иакова (Быт 49) и Моисея (Втор 33)

Праотцы Иаков и Иуда. Витраж собора Нотр-Дам в Страсбурге. XIII в.
Праотцы Иаков и Иуда. Витраж собора Нотр-Дам в Страсбурге. XIII в. Особое место И. среди братьев подчеркивается в благословении Иакова (Быт 49. 8-12): «Иуда! тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклонятся тебе сыны отца твоего.

Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимет его? Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не придет Примиритель, и Ему покорность народов.

Он привязывает к виноградной лозе осленка своего и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей; моет в вине одежду свою и в крови гроздей одеяние свое; блестящи очи [его] от вина и белы зубы [его] от молока». Мн. древние и совр. толкователи придают этому благословению мессианское значение.

Центральное место в этих стихах занимает слово   (в синодальном переводе – «Примиритель»), к-рое больше не встречается в Библии; этимология его неясна, в MТ оно исправлено на столь же непонятное   Синодальный перевод «доколе не придет Примиритель» основан на созвучии слов   и   (мир/спокойствие).

В переводе LXX: ἕως ἂν ἔλθῃ τὰ ἀποκείμενα αὐτῷ («доколе не придет то, что ему предназначено») –   прочитано как   – «принадлежащее ему»; вероятно, на это понимание намекает и правка в МТ; из него исходит (перефразируя) таргум Онкелоса:         («доколе не придет Мессия, Которому предназначено царство»; практически такое же чтение в таргуме Неофити и Фрагментарном таргуме). Возможно, на это прочтение благословения Иакова опирается и Иез 21. 27 («…доколе не придет Тот, Кому принадлежит он…»). Словари древнеевр. языка (см., напр.: BDB. P. 1010), а также большинство переводов на совр. европ. языки отдают предпочтение вслед за Септуагинтой пониманию   как   Мн. комментаторы считают этот текст испорченным и прибегают к конъектурам: «…доколе не придет к нему дань» (Moran. 1958), «доколе не придет правитель» (Westermann C. Genesis 37-50: A Comment. Minneapolis, 1986. P. 231). Распространенное понимание «доколе он не придет в Шило (т. е. в г. Силом)» не требует эмендации, однако неубедительно по содержательным причинам.

И. в благословении Моисея (Втор 33. 7) играет значительно меньшую роль, чем в благословении Иакова: подчеркивается наличие у племени И. сильных врагов; слова «услыши, Господи, глас Иуды и приведи его к народу его», возможно, указывают на разделение между племенем И. и Израилем (т. е. союзом сев. племен).

И. и Фамарь

В Быт 38 рассказывается, что И. взял в жены дочь некоего хананеянина по имени Шуа, к-рая родила ему 3 сыновей: Ира, Онана и Шелу. В жены своему первенцу Иру И. взял Фамарь, но Ир был «неугоден пред очами Господа» (Быт 38. 7), и Господь умертвил его. И. поступает согласно обычаю т. н. левиратного брака (Втор 25. 5-10; см. ст. Левират), по к-рому И.

велит Онану жить с вдовой покойного старшего брата, с тем чтобы ребенок, рожденный от этого союза, считался ребенком Ира. Но Онан, зная, что ребенок, рожденный Фамарью, не будет считаться его ребенком, всякий раз, когда ложился с ней, изливал семя на землю, чтобы не зачинать детей для брата. Такое поведение было неугодно Господу, поэтому Он умертвил и Онана.

Праотец Иуда. Роспись собора Рождества Пресв. Богородицы Ферапонтова мон-ря. 1502 г. Мастер Дионисий
Праотец Иуда. Роспись собора Рождества Пресв. Богородицы Ферапонтова мон-ря. 1502 г. Мастер ДионисийСвязывая смерть 2 старших сыновей с Фамарью и боясь за жизнь последнего сына, И.

вопреки обычаю левиратного брака не спешит отдать Фамарь в жены Шеле. Тогда Фамарь, чтобы не остаться бездетной, решила выдать себя за блудницу: она «покрыла себя покрывалом и, закрывшись, села у ворот Енаима, что на дороге в Фамну» (Быт 38. 14). Встретив Фамарь, И.

вступает с ней в связь, пообещав прислать ей в качестве платы козленка, а в залог оставляет личные вещи: печать на шнурке и посох. Когда открылось, что Фамарь беременна, И. велит сжечь заживо соблудившую невестку, но она предъявляет ему печать на шнурке и посох (в синодальном переводе «печать, перевязь, и трость» – Быт.

38. 18) со словами: «Узнавай» (евр.  ). И. признал, что правда на стороне Фамари: она была вынуждена так поступить, поскольку он не дал ее в жены Шеле (Быт 38. 26). Фамарь олицетворяет собой характерный для древнеевр.

повествования образ решительной женщины, к-рая, ради того чтобы не остаться бездетной, готова на предосудительное поведение (ср. поведение дочерей Лота в Быт 19. 31-38 или Руфи в Руфь 3).

Рассказ об И. и о Фамари в кн. Бытие вставлен в повествование об Иосифе, и между этими текстами есть смысловая перекличка.

Чтобы объяснить отцу исчезновение проданного в рабство Иосифа, братья взяли рубаху Иосифа, зарезали козла, испачкали рубаху кровью козла и предъявили ее отцу, Иакову, со словами: «посмотри (  букв.- «узнавай»), сына ли твоего эта одежда, или нет» (Быт 37. 32).

Иаков поверил, что Иосифа загрыз хищный зверь. Эта связь между 2 историями была отмечена в евр. мидраше: «Святой Благословенный сказал Иуде: «Ты обманул своего отца посредством козленка.

Клянусь твоей жизнью, Фамарь обманет тебя посредством козленка»… Святой Благословенный сказал Иуде: «Ты сказал своему отцу   Клянусь твоей жизнью, Фамарь скажет тебе  »» (Берешит Рабба. 84. 11-12, 19; 85. 9; Alter. 2011. P. 10-11).

Потомство И.

Фамарь родила И. 2 близнецов: Фареса и Зару. Во время родов близнецы в утробе словно бы борются за первородство: сперва появилась рука Зары, и повивальная бабка повязала на нее красную нить, но первым из утробы вышел Фарес (Быт 38. 27-30; ср.

схожее повествование о состязании рождающихся близнецов Исава и Иакова при родах Ревекки – Быт 25. 22-26; Ос 12. 3-4); красная нить, повязанная на руку Заре, и его имя (евр.   – заря) напоминают об Исаве (др. имя – Эдом, евр. «красный»).

Подобно Исаву, Зара должен был стать первенцем, но первенцем в результате стал его брат-близнец.

Тайна избрания Иуды

Второй сын иуды 4. Тайна избрания иуды. Фамарь и ее два сына

Говорят, вы можете выбирать друзей, но не можете выбрать семью. Но Бог это может сделать! Именно так Он и поступил. Он заблаговременно выбрал себе своё фамильное древо. Сначала Он избрал Авраама быть носителем Его “семени”.

Потом Он выбрал Исаака (второго сына Авраама), а после него — Иакова (второго сына Исаака). А из двенадцати сыновей Иакова, по какой-то причине, Бог избирает Иуду — четвертого сына. Если это кажется вам немного странным, вы не одиноки.

Избрание именно Иуды среди всех его братьев является загадочным, и Библия не показывает нам никаких явных причин для этого.

Некоторые предполагают, что первые три брата дисквалифицировали сами себя своим неправедным поведением. Рувим, первородный сын, переспал с наложницей своего отца, а Симеон и Левий обманули и умертвили мужчин Сихема в отмщение за изнасилование их сестры, разграбив их дома.

Впрочем, если мы думаем, что праведностью можно “заработать” выбор Бога, или же из-за недостатка праведности можно его лишиться, то мы ошибаемся. Во-первых, их отец Иаков сам был далеко не безупречен, и все же, вне всякого сомнения, он был избранным.

 Во-вторых, Иуда также не был тем, кого мы можем легко отождествить с понятием праведности.

Почитайте о его поступке в 38 главе книги Бытие… это возмутительно! В конце истории он признает незамужнюю женщину, с которой блудодействовал, (думая, что она проститутка), более праведной, чем он сам. В общем, не идеал.

Правда в том, что по мере развития истории можно увидеть изменения его характера в лучшую сторону. В противоположность предательству Иосифа, позже Иуда предлагает свою собственную жизнь в качестве залога, как обещание отцу, что он позаботится о младшем брате Иосифа Вениамине.

Он подкрепил свои слова делом и предлагает занять место Вениамина, когда Иосиф требует оставить его в Египте как раба: “Итак пусть я, раб твой, вместо отрока останусь рабом у господина моего, а отрок пусть идет с братьями своими” (Быт. 44:33).

Самопожертвование Иуды было прелюдией к истории, в которой Спаситель позже вместо нас понесет наше наказание на кресте.

 Возможно ли, что Иуда был избран именно по этой причине? Но даже если мы впечатлены тем, как сильно изменился в лучшую сторону характер Иуды, и даже многие его поступки указывают нам на Мессию, несомненно Иосиф намного превосходит его по обоим пунктам!

Царский скипетр был отдан Иуде

Некоторые думают, что Царь Давид должен был происходить из колена Иуды, следовательно, Мессия должен придти из колена, к которому принадлежал Давид. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что все как раз наоборот.

С какой стороны ни смотри на это, произошло так, что Давид всё-таки родился в колене Иуды, которое было царским коленом и коленом, из которого должен был прийти Мессия. В конце рассказа об Иосифе мы впервые видим эту связь между Иудой и царской семьёй.

Когда Иаков провозглашает пророческие благословения на своих сыновей, мы видим установление этой связи. Он провозглашает:

“Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов.” (Быт. 49:10)

Скипетр является символом величия и царской власти, и благословение Иакова — это Мессианское пророчество о том, что “Шило”, или Мессия [1], должен прийти из колена Иуды.

Колено Левия позже должно было стать коленом священников, а колено Иуды — коленом царей.

В Псалмах 59:9 и 107:9 Бог называет Иуду своим “скипетром (жезлом)”, а другой ключевой пророческий отрывок из Писания, рассматривающий Мессию как скипетр, — это Числа 24:17:

“Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля” (Чис. 24:17)

Царский скипетр позже появляется в книге Есфирь как знак благоволения, когда Есфирь осмеливается предстать пред Царем; на самом деле, в то время единственным способом показать, что к царю можно подойти и не быть при этом наказанным или убитым, был простертый скипетр царя. Чем-то похоже на то, что Сам Мессия — это единственный путь к Богу. Таким образом царская роль и Мессианские ожидания были провозглашены в пророчестве для Иуды, когда он получал благословение своего умирающего отца.

Я часто задаюсь вопросом, осознавал ли сам Иаков всю значимость своих пророческих слов к Иуде. Может создаться впечатление, что Иаков предполагал, что один из двоих сыновей Иосифа примет благословение, о чем свидетельствует любопытная история с перекладыванием рук:

“И взял Иосиф обоих, Ефрема в правую свою руку против левой Израиля, а Манассию в левую против правой Израиля, и подвел к нему. Но Израиль простер правую руку свою и положил на голову Ефрему, хотя сей был меньший, а левую на голову Манассии. С намерением положил он так руки свои, хотя Манассия был первенец.

И благословил Иосифа и сказал: Бог, пред Которым ходили отцы мои Авраам и Исаак, Бог, пасущий меня с тех пор, как я существую, до сего дня, Ангел, избавляющий меня от всякого зла, да благословит отроков сих; да будет на них наречено имя мое и имя отцов моих Авраама и Исаака, и да возрастут они во множество посреди земли.

И увидел Иосиф, что отец его положил правую руку свою на голову Ефрема; и прискорбно было ему это. И взял он руку отца своего, чтобы переложить ее с головы Ефрема на голову Манассии, и сказал Иосиф отцу своему: не так, отец мой, ибо это — первенец; положи на его голову правую руку твою.

Но отец его не согласился и сказал: знаю, сын мой, знаю; и от него произойдет народ, и он будет велик; но меньший его брат будет больше его, и от семени его произойдет многочисленный народ.” (Быт. 48:13-19)

Это напоминает нам историю о том, как Исаак перепутал благословение Иакова и Исава, когда младший брат забрал благословение, не правда ли? Уже стало традицией, что второй по рождению сын получает право перворождного — Каин и Авель, Измаил и Исаак, Иаков и Исав, и даже близнецы Иуды — Фарес и Зара.

И действительно, Ефрем стал одним из самых многочисленных колен, и его имя использовалось как название десяти северных колен Израиля. С какой стороны ни посмотри, кажется, что более очевидным выбором был бы Иосиф. Он, праведник, много страдал среди вопиющей несправедливости, а потом получил власть и авторитет.

Безусловно, Бог вознаградил Иосифа, и даже в двойном размере. Вместо одного колена Иосифа, каждый из его сыновей стал родоначальником отдельного колена, так что от него произошли два колена Израиля — Манассии и Ефрема. Оба были сильно благословлены. Но у Бога был другой план для Его фамильного древа.

Скипетр получил Иуда — Мессия произошёл из колена Иуды.

Так почему же Иуда?

Вот моя теория о том, почему Бог избрал Иуду. Всё дело в Лии.

Я не знаю, представляли ли вы себя на её месте, но ей пришлось действительно несладко. Её муж безумно любил её сестру, которая также была его женой, и все они должны были жить вместе в крайне неблагоприятной семейной ситуации.

Я не могу даже представить, как она справлялась с постоянным отвержением и унижением, которое переживала.

Возможно, в прошлом они с Рахилью были не только сестрами, но и подругами, и у них было много радостных воспоминаний, но всё это было утрачено, и она чувствовала себя ненужной, нежеланной и нелюбимой женщиной.

Кроме того, необходимость жить в тесной близости с этими двумя влюблёнными пташками в их искаженном треугольнике, должна была быть довольно мучительной. По всей видимости, она переживала множество душевных мук, и это нашло отражение в именах, которые она дала своим сыновьям (Бытие 29):

“Лия зачала и родила сына, и нарекла ему имя: Рувим, потому что сказала она: Господь призрел на мое бедствие; ибо теперь будет любить меня муж мой.”

“И зачала опять и родила сына, и сказала: Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего. И нарекла ему имя: Симеон.”

“И зачала еще и родила сына, и сказала: теперь-то прилепится ко мне муж мой, ибо я родила ему трех сынов. От сего наречено ему имя: Левий.”

Она была поглощена своей бедой, и все её молитвы были сфокусированы на том, чтобы Бог прекратил ее страдания. А потом происходит что-то очень важное:

“И еще зачала и родила сына, и сказала: теперь-то я восхвалю Господа. Посему нарекла ему имя Иуда. И перестала рождать.”

Я думаю это был один из тех ключевых моментов, когда женщина, находящаяся в огромном горе, перестаёт фокусироваться на своей боли, даже если проблемы ещё не решены, и принимает решение славить Бога в любом случае.

Жертва хвалы в самом пике агонии подобна духовному динамиту. Давайте переместимся на пару тысяч лет назад в прошлое и понаблюдаем за Павлом и Силой в темнице (Деяния 16). Они были побиты, их спины исполосованы и истекают кровью. Никакого медицинского наблюдения, их бросили в каменную тюрьму, ноги закованы в кандалы, в соседстве с другими заключенными.

Что же они делают? Плачут? Жалуются? Нет! Они поют! Они поют песни хвалы Богу так, что их слышит вся темница. И что происходит? Случается землетрясение. Заключенные приходят к вере, двери распахиваются, и даже надзиратель кается и приводит всю свою семью, чтобы те приняли Иешуа как Господа. Понимаете, о чем я? Динамит.

Честно говоря, я не знаю, что может привести Бога в больший восторг, чем добровольная жертва хвалы в разгар трудностей. Это выражает такую любовь и упование на Бога, такое почтение.

Я думаю, что именно это является причиной решения Бога о том, что Иуда стал предком Давида, а в более отдалённой перспективе, и Мессии.

Бесценное “изменение отношения” Лии к ситуации в то время, когда ей всё ещё было очень больно, было таким мощным и настолько угодило Богу, что Он отдал честь носить Его скипетр тому, значение имени которого — ”хвала”.

[1] В обеих традициях, еврейской и христианской, слово “Шило” (Примиритель) в этом контексте стало синонимом Мессии. Считается, что это сокращённое еврейское слово, означающее “Тот, Кому принадлежит он”, где “он” означает “власть”, “уважение” (см. Иез. 21:27). Уолтер Кайзер, The Messiah in the Old Testament (Мессия в Ветхом Завете), Grand Rapids, MI: Zondervan, 1995, p.51-51

Источник — oneforisrael.org
Перевод — Светлана Брун для ieshua.org

Портал ieshua.org полезен Вам? Поддержите наше служение!

Последнее: 06.03 (Украина). Спасибо!

One For IsraelБиблияБогверавластьДавиджертваИешуаизбраниеМессияпророчествоСветлана Брунтайнахвалацарь

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.